Москва «московская»: виртуальная экскурсия

В пешеходный маршрут "Москва московская", я постаралась собрала то, что я понимаю под "московским духом", чего нет ни в горячо любимом Петербурге, ни тем паче в Европе. Интересно ли это? Не знаю. Но любимо. Про общеизвестные достопримечательности я почти ничего сообщать не буду, а про сравнительно малоизвестные, но милые моему сердцу (а именно таких на маршруте большинство) хотя бы небольшую информацию дам.

В основном маршрут идет по относительно тихим улочкам и переулкам, но есть несколько магистралей, которые основательно загазованы и забиты транспортом. При возможности лучше пройти его в выходной или праздник, когда магистрали полупустые. Основная траектория: Метро Парк культуры — Остоженка — Зачатьевские переулки — Пречистенская набережная — Патриарший мост — Волхонка — Боровицкая площадь — Александровский сад — Кремль — Манежная площадь — Красная площадь — Васильевский спуск — Варварка — Солянский проезд — ул.Забелина — Старосадский пер. — Маросейка — пл. Покровские ворота — Чистопрудный бульвар — Архангельский переулок — метро Чистые пруды (Тургеневская).

Москва для меня — это желтые особнячки в стиле "ампир". Поэтому мы начинаем с Остоженки, где на очень небольшом по Московским масштабам "пятачке" — несколько хорошо сохранившихся вариантов вот таких дворянских особнячков конца XVIII — начала XIX века. Два маленьких особнячка, построенных по-видимому после пожара 1812 года — Остоженка 49 и 51.

Дальше — громадный особняк, конец XVIII века (впрочем, и до и после не раз перестраивался), работы архитектора Казакова. Он принадлежал московскому генерал-губернатору Еропкину. Тот по-видимому слыл демократом, потому что предпочел собственный дом на тогдашней окраине казенному на Тверской, объяснив это так: "Нас с женой только двое, детей у нас нет, состояние имеем, к чему нам еще набирать лишнее". Сейчас там умещается несколько сотен студентов и преподавателей одного из престижных московских вузов.

Еще один особнячок — почти сразу же за предыдущим по другой стороне (д.37, сейчас ремонтируется и разглядеть, увы, невозможно). Он увековечен в художественной литературе: "В одной из отдаленных улиц Москвы, в сером доме с белыми колоннами, антресолью и покривившимся балконом, жила некогда барыня, вдова, окруженная многочисленною дворней". В жизни дом принадлежал матери Ивана Тургенева – Варваре Петровне и сам писатель часто бывал там. Именно здесь жила несчастная Му-му, причем по имеющимся данным, ее история списана с реальности.

Домик Му-Му открывает короткий участок маршрута, который можно назвать "По следам литературных героев". Нужно совсем немного углубиться в Мансуровский переулок по другую сторону Остоженки — до дома 9, который по всеобщему мнению — дом Мастера из романа Булгакова. А кроме того — один из немногих сохранившихся в центре Москвы деревянных домиков.

Двор наглухо перекрыт, зато можно заглянуть во двор соседнего дома и представить себе как жил Мастер. Кстати, двор дома 11 снимал Эльдар Рязанов в Жестоком романсе — это двор дома Карандышева, откуда Паратов увез Ларису.

Возвращаемся на Остоженку и совсем рядом — дом 21 — особняк, который многие считают "домом Маргариты". Действительно дом очень необычный и хорошо подходит под описание в романе, правда шумная Остоженка никак не тянет на "один из Арбатских переулков". В жизни дом построен в самом начале 20 века архитектором Львом Кекушевым, причем строил он его для себя, поэтому на крыше восседал лев.

Сворачиваем с Остоженки в проем между "домом Маргариты" и соседним — и оказываемся у стен Зачатьевского монастыря. Про него могу сказать, что это самый старый женский монастырь в Москве — основан в XIV веке. Самое интересное сохранившееся старое строение — надвратная церковь, конец XVII века (а храм в центре монастыря — новодел XXI века)

Чтобы пройти часть пути по набережной, спускаемся к реке по 1-му Зачатьевскому переулку. Нам открывается вид на Стрелку Москва-реки с Церетелиевским Петром, с этого места вид на него — из лучших (но я все равно его не покажу). А дальше через реку — корпуса кондитерской фабрики Красный Октябрь, бывшей Эйнем, конец 19 века, ныне центр современного искусства и тусовок

В самом конце набережной (д.35) — еще один любопытный дом начала 20 века — так называемый дом Перцова: доходный дом, построенный для художников, с мастерскими в мансардах, с красивыми панно на сюжеты русских сказок. Инженер-железнодорожник П.Н.Перцов заказал постройку дома, который должен был отвечать «духу и преданиям Москвы и требованиям современности". Дом был построен в 1907 году, сам домовладелец жил здесь же, пока не был выселен в 1923 году, а позднее в его "квартире" (четырехэтажной, с отдельным подъездом и выходом на набережную) жил Троцкий.

По набережной мы дошли до Храма Христа Спасителя. Относиться к нему можно по-разному, я, к примеру, просто воспринимаю как данность. Но зато очень люблю пешеходный Патриарший мост, который ведет от него на остров и дальше в Замосковоречье. С него на мой взгляд лучшая панорама Москвы в центре. Поэтому мы поднимемся на мост, но не будем по нему переходить реку, а посмотрим панораму и затем спустимся обратно.

С одной стороны от храма — "классическая" панорама Кремля

С другой — хаотичное нагромождение домов, среди которых выделяется высотное здание на Смоленской площади, где расположен МИД.

На другом берегу на острове — два интересных объекта. Если не загораживает листва, то можно увидеть церковь Николы на Берсеневке и рядом — палаты думного дьяка Аверкия Кириллова, на чьи средства эта самая церковь была возведена. И дом и церковь заложены в XV-XVI веках, хотя после этого многократно перестраивались.

А дальше — монстрообразный печально известный Дом на набережной. Точнее не дом, а целый мини-город: по тем временам (построен в 1931 году) — самый крупный жилой комплекс в Европе: 11 этажей, 24 подъезда, 505 квартир. История его такова. В 1927 году создали комиссию по строительству Дома ЦИК и Совета народных комиссаров под председательством главы правительства Алексея Рыкова. Комиссия решила, что квартиры в доме будут предоставлять членам ЦК ВКПб, Комиссии партийного контроля, наркомам и их заместителям. Потом уже в дом стали вселять военачальников, писателей и артистов, Героев Советского Союза, старых большевиков и так далее (сейчас все фасады в мемориальных досках). Здесь жили дети Сталина, и Михаил Тухачевский, знаменитые летчики Михаил Водопьянов и Николай Каманин, А. Косыгин и Н. Хрущев, академики ракетчик В. Глушко и историк Е. Тарле, писатели Б. Лавренев и Н. Тихонов. Словом, элита советского общества. "Серая громада висла над переулочком, по утрам застила солнце, а вечерами сверху летели голоса радио, музыка патефона". Дом, предлагавший своим элитарным жильцам невиданную по тем временам роскошь (горячая вода, газовые плиты, готовые обеды из столовой, фонтаны во дворе) стал местом множества трагедий: 700 его жильцов были репрессированы, из них 300 расстреляны… В общем, мрачное место…

Спускаемся с моста, идем по Волхонке, мимо музея изобразительных искусств имени Пушкина. Память детства — великая вещь, и он для меня в каком-то смысле более аутентичен, чем то, что он копирует. Сердце екает от его "греческих" колонн и портиков больше, чем от их реальных греческих прототипов.

Выходим на Боровицкую площадь, где на холмах высится Дом Пашкова. Он считается одним из красивейших зданий в Москве — и наверное заслуженно. Считается, что дом — создание Василия Баженова, однако достоверно это неизвестно. Любуемся и идем дальше.

От дома Пашкова переходим Боровицкую площадь и идем вдоль стен Кремля по Александровскому саду.

По саду добираемся до входа в Кремль.

Ну что нового я могу сказать про Кремль? Не совсем общеизвестный факт, но по некоторым данным, это самая большая сохранившаяся до наших времен (и неплохо сохранившаяся!) средневековая крепость в Европе.

Успенский собор — самый старый в Кремле

Выходим из Кремля к шедевру Лужковской Москвы самого конца 20 века — на Манежную площадь<. Что казалось бы может быть абсурдней соседства главных российских святынь и помпезного торгового центра, творений великих зодчих и Зураба Церетели?

В итоге этого абсурда и получилась Манежная площадь — живая, многолюдная и… какая-то душевная что ли (или это только мне так кажется?). Здесь играют оркестры, танцуют ветераны и новобрачные, здесь молодежь играет в непонятные нам игры. Здесь замечательные цветники и вкусное мороженое. Здесь в хорошую погоду публика охлаждается под фонтанными струями, а в плохую — скрывается в подземный торговый центр. А кремлевские стены с одной стороны и храм святой Татианы с другой смотрят на все это безобразие и… кажется ничего против не имеют.

Пространство вокруг Манежной характеризуется с одной стороны, уймой официозных ракурсов, известных всем с пеленок, с другой — жутчайшей кашей из старины и новодела. Так что именно об этом, а не о красоте данных мест и не о том трепете, который должен охватывать россиянина тут, и пойдет речь.
Старый Манеж сгорел и был воссоздан в рекордные сроки. Гостиница Москва — копия здания постройки 30-х годов XX века, снесенного несколько лет назад. Гостиница Националь — оригинал постройки начала XX века. А за ним виднеется новое здание гостиницы Ритц Карлтон, построенной на месте снесенной коробки Интуриста советских времен. Построено пару лет назад, по-видимому старались попасть "в тон" стилистике Националя. Кстати, Интурист конечно был ужасен, но со сносом его и гостиницы Россия в центре исчезли последние отели за хоть сколько-нибудь вменяемые деньги. Остались одни пятизвездники с космическими ценами.

Рядом со старым зданием Университета — храм святой Татианы — великомученицы с печальной судьбой, известный многим как бывший Дом культуры гуманитарных факультетов МГУ.

Дальше – на Красную площадь.

Здесь тоже — смешение эпох. Перегороженный Иверскими воротами (на фото) вход на площадь и находящийся за ними (на фото не видно) небольшой Казанский собор — это не XVII век, а восстановленное в 90-е годы XX-го (на месте собора был общественный туалет) . Прочее на Красной площади вроде бы аутентично — от Кремлевских стен и Василия Блаженного эпохи Ивана Грозного до могил вождей 70-х — 80-х. В последние годы тут стали выходить к народу президенты, здесь пели Пол Маккартни и Андрей Макаревич, а еще стали проводить фестивали, выкладывать цветочные клумбы, ставить елку и заливать каток.

Проходим Красную площадь и за Василием Блаженным сворачиваем на Варварку. А там по четной стороне — кусочек Москвы XVII века (часть зданий — даже с XVI). Почти маленькое чудо. Два храма и два жилых дома — — палаты бояр Романовых (предков тех самых Романовых) и Английское подворье — "дипломатическое представительство" времен Ивана Грозного.

Варварка переходит в Солянский проезд, тот — в улицу Забелина, где находится Ивановский женский монастырь, впечатляющий своей "немосковской" красотой и гармонией. Его современный облик сложился в XIX веке, но сам монастырь известен не меньше, чем с XV-го. Он часто использовался в качестве тюрьмы для высокопоставленных особ. Здесь жила жена сына Ивана Грозного, а по некоторым данным — и одна из жен самого Ивана. Здесь кончила свою жизнь и знаменитая Салтычиха — помещица XVIII века Дарья Салтыкова. Другой знаменитой узницей была "русская железная маска" княжна Тараканова, предположительно дочь императрицы Елизаветы и претендентка на русский престол (умерла в 1810 году). В общем, от этого мрачного места ничего не осталось во время пожара Москвы 1812 года: монастырь был упразднен и заново создан и отстроен во 2-й половине XIX века.

А напротив монастыря — "классическая русская церковь", храм Владимира в Старых садах. Ее облик сложился в XVII веке, а заложена она гораздо раньше, Алевизом Фрязиным, строителем соборов Московуского Кремля. Контраст этих стоящих рядом храмов впечатляет.

Вообще этот район — между Солянкой, Маросейкой и бульварами — для меня один из самых неожиданных и самых любимых районов Москвы. Я никогда не могу понять, каким образом, блуждая по небольшому в сущности пространству, вроде бы исхоженному вдоль и поперек, каждый раз натыкаешься на совершенно незнакомые места и не можешь выйти к знакомым. Здесь пространство трехмерно (ибо важную часть его занимают горки), но иногда кажется пятимерным — уж очень много в нем спряталось. Время играет в сложные игры с пространством. Здесь чуть ли не самые старые дома в Москве, а в трущобах трех-или четырехвековой давности идет новая и уже непонятная нам жизнь. Поэтому предложенный маршрут в этом месте — лишь один из многих возможных вариантов. Он идет по Старосадскому переулку (по имени которого и назван храм Владимира) — ради красивой и неожиданной лютеранской церкви.

Мы приближаемся к концу нашего маршрута. Из переулка выходим на Маросейку, по ней — к Покровским воротам. Ничего интересного там нет, но название культовое, так что обратите внимание. А дальше — бульвар. Последний отрезок мы пройдем по Чистопрудному бульвару.

И что в нем такого в этом бульваре? Не знаю. Но люблю его нежно и не мыслю Москвы без Бульварного кольца. Пруд как пруд, ничего особенного. Сейчас хоть в соответствии с названием чистый, но не факт, что надолго.

Чистопрудный бульвар облюбован неформальными тусовками самого разного плана

Гуляя по бульвару, домов особенно не замечаешь. Пожалуй кроме одного. Дом 14 обращает на себя внимание из-за причудливых рельефов фантастических зверей, птиц и растений (при виде их вспоминается : "Гуляют там животные невиданой красы…"). Этот орнамент "перекликается с мотивами резного каменного убранства Дмитровского собора во Владимире и других древних памятников ростово-суздальского зодчества. Однако это не копии знаменитых средневековых барельефов, а их новое прочтение с позиций эстетики начала XX века в нарочито укрупненном масштабе и гротескной прорисовке". Красиво говорят искусствоведы — но дом и вправду удивительный.

Прежде, чем закончить нашу прогулку, мы свернем с бульвара в Архангельский переулок, чтобы посмотреть на храм, название которого более известно, нежели он сам. Петровский сподвижник Александр Меншиков хотел построить храм выше Кремлевской Колокольни Ивана Великого — самого высокого сооружения в Москве того времени. И ему это удалось — Меншикова башня была на несколько метров выше. Но простояла она в таком виде недолго — с 1707 по 1723 год, когда в нее ударила молния. Верхняя деревянная часть сгорела, упали и разбились уникальные часы и 50 колоколов. Башню восстановили лишь через 50 лет, и она при этом оказалась на несколько метров ниже Ивана Великого. Восстанавливали Меншикову башню на деньги домовладельца — масона Измайлова, и в конце XVIII — начале XIX века она использовалась для собраний московских масонов, а в ее оформлении было много масонской символики, которая была снята в середине XIX века, после чего церковь стала обычным православным храмом. Обычным? А вы гляньте на эти лица в оформлении…

Ну вот и все. По бульвару мы движемся к метро, где и поставим точку в нашем маршруте. А по Москве можно ходить бесконечно.
Протяженность маршрута — около 10 км. Хороших прогулок!

карта маршрута

Автор: moscow-i-ya

Добавить комментарий